на главнуюгде находится?как доехать?просьба помолитьсяпожертвования

  • 25 октября
Мир всем. Прошу помолиться за единственного сына Димитрия (17 лет), который тяжело болен мышечной дистрофией Дюшенна и у него скоро переосвидетельствование инвалидности. Пусть Господь даст сил все это вынести, и даст надежду, что эта болезнь когда-нибудь покинет сына, несмотря на предстоящие приговоры врачей.
Еще прошу келейно помолиться за здравие уже лежачего с этой болезнью Кирилла(19 лет).Мальчик, к сожалению, не крещен.
Храни всех Господь!

  • 25 октября
Просьба помолиться о рабе Божьем Сергие, чтобы он избавился от пьянства!

  • 25 октября
Горячо прошу ваших молитв за рабу Божью Елену: она очень сильно мучается от болей(рак 4 стадии). Дорогие, слезно прошу: попросить Господа нашего, Богородицу, Святых Заступников об ослаблении болей рабы Божией Елены, о здравии, а если Господь решил забрать её, то пусть уход её будет тихий, светлый. Спаси всех Господи.

  • 24 октября
Молитв прошу о решении проблем в делах Вячеслава! Спаси Господи! 

  • 23 октября
Об упокоении мон. Ефросинии. 40 дней!

  • 22 октября
О здравии Ирины и Сергия!

  • 21 октября
О рабе Божием Василие. Ушла жена к другому! Скорбно переживать такое!

  • 20 октября
Прошу ваших молитв о замужестве! Елена!

1-10-2009, 00:10

ЗАБЛУДШИХ ИСПРАВЛЯЮЩИЙ


Отрывок из жития преподобного Илариона, старца Оптинского

 

Оптина Пустынь

Преподобный Иларион Оптинский (в миру Родион Никитич Пономарев) – святой, прославленный в сонме великих наставников, утешителей и молитвенников земли Русской – преподобных Старцев Оптинских.

Преп. Иларион отличался святостью жизни, обилием добродетелей, основной из которых была христоподражательная кротость. Но особенно замечательно в его житии то, что на протяжении почти всей своей жизни Старец занимался обращением в Православие раскольников. «Радуйся, Иларионе, заблудших исправляющий; радуйся, тех к Таинствам церковным привлекающий», – поется о Преподобном в акафисте Старцам Оптинским.

Начало противораскольнической деятельности Святого было положено еще в миру, когда Родион Никитич вместе с семьей переехал в г. Саратов, населенный в то время чуждавшимися Святой Церкви. Немало потрудившись в сем богоугодном деле и получив безценный опыт миссионерства, по поступлении в монастырь он не оставил своего занятия. В XIX веке в Оптину Пустынь – знаменитейшую русскую обитель – часто приезжали сомневающиеся в тех или иных истинах Правой веры, колеблющиеся умом, уклонившиеся в раскол или сектантство люди. После беседы со старцем Иларионом они приходили к осознанию своих заблуждений и через покаяние и приобщение Святых Тайн возвращались в церковное лоно.    Образование епархиального управления в Саратове совершилось, почти от самого своего начала, на глазах Родиона Никитича, который, поселясь в Саратове всего только через год по прибытии первого епархиального Преосвященного, с сердечным участием следил за всем касавшимся до духовной жизни города и края. В самом Саратове Родион Никитич застал такое положение дел: город был наводнен раскольниками всяких сект; обыкновенно враждебные одна к другой, они, однако же, в одном сходились и были согласны между собою: в закоренелой ненависти к православным, которых в сравнении с ними было меньше, да и те, долго оставаясь без надлежащего окормления и поддержки, находились в отношении к Церкви в состоянии двоедушия и сомнения. Православное трехперстное сложение в целом городе почиталось за великий грех и было такою диковиною, что из ста человек едва один дерзал им знаменоваться. Если бы кто при таком положении вещей вздумал ревновать об обращении раскольников, то его, конечно, сочли бы возмутителем общественной тишины и спокойствия. <…>

Родион Никитич, вскоре по приезде в Саратов, стал известен всему городу, а особенно купцам, которые полюбили его за честность и верность слову, а как большею частию они были раскольники, то мало-помалу начали являться к Пономареву, как к новому поселенцу в городе, учителя разных толков, посылаемые знакомыми купцами по обычаю своему со старыми за пазухою книгами, для бесед о вере в надежде привлечь его в свое согласие. Родион Никитич не чуждался таких бесед; он с любопытным соболезнованием слушал их мудреные бредни, обыкновенно начинавшиеся с того, что, дескать, вера ваша неправая, что антихрист уже пришел, что Церкви истинной нет, священство прекратилось и так далее, и возражал на них по крайнему своему разумению. Но Родиону Никитичу в этой непривычной ему деятельности, конечно, не мало представлялось недоразумений и затруднений, которым он, по неопытности в этом новом для него деле, сам собою удовлетворительного решения найти не умел или не мог. Промыслу Божию угодно было послать Родиону Никитичу опытного руководителя в лице некоего старца Семена Климыча, в просторечии Климчонка. <…>

Семен Климыч пользовался благорасположением и даже уважением двух Преосвященных Саратовских: Иринея и Иакова, ревностных поборников Православия в своей пастве. Он подал мысль этим архипастырям к составлению миссии против раскольников, указал им нужных людей, помогал этим последним своими советами в многотрудном деле обращения раскольников и составил из ревнителей Православия замечательное братство, которое много способствовало духовной власти к искоренению раскола. Одним из самых деятельных членов братства впоследствии стал Родион Никитич. <…>

Приехав к Семену Климычу, Родион Никитич нашел в нем именно такого человека, в котором нуждался. Он ему откровенно и подробно рассказал о своих душевных и других нуждах, о тяготившем его унынии и тоске, о своей боли в груди и о своем затруднительном положении среди раскольников. Отечески ласково принял Родиона с его спутниками добрый старец и, видя в них людей богобоязненных и ищущих Истины, много и искренно беседовал с ними, соутешаясь, по Апостолу, общею их и его верою. Он помог Родиону Никитичу в его грудной боли, а для прогнания уныния и тоски посоветовал ему заняться собеседованием с раскольниками с целью побудить их присоединиться к Православной Церкви.

«Истинный христианин, – рассуждал Семен Климыч, – не должен оставаться равнодушным, видя вокруг себя заблуждающихся; прямая его обязанность всячески пещись о спасении ближних и особенно неправо мыслящих о вере. Св. апостол Павел, – говорил старец, – пишет к Тимофею: всякое писание богодухновенно и полезно есть к научению, к облегчению, к исправлению и к наказанию, еже в правде (Тим. 3, 16).

Христианин должен, по заповеди Божией, любить ближнего как самого себя. Ежели ли любить как самого себя, то долженствует и спасения ему желать и искать как самому себе. <…> Небрегущий же о спасении ближнего не любит его как самого себя и не имеет истинной любви к Богу. Но иной скажет: довольно мне смотреть за собою, а не за другими; довольно мне внимать своему спасению, а не пещись о спасении прочих. Таковому отвечает св. Златоуст, говоря: егда обленишися прилежати о брате, не возможеши инако спастися; также: аще и вся исправим, а ближняго не пользуем, не войдем в Царство. <…>

Против равнодушия ко спасению заблуждающих в вере, – продолжал Семен Климыч, – св. Иоанн Златоуст сильно восстает в слове о ревности и благочестии. Многие , – говорит он, – под видом кротости и снисхождения вводят леность и порицают ревность, и сильное слово Божие тщатся ослабить. Можно бо обрести некотораго под видом кротости глаголящего: какая нам нужда до еллинов? Хощет ли спастися – да спасется. Сие глаголяй еще не уязвлен ревностию благочестия. Видяй погибающего и не рыдаяй о погибели его, и не вменяяй во вред собственный, не знает ревности благочестия, не уязвлен стрелами Истины. Видяй убо погибающего и не ревнуяй, яко глаголет Павел: „кто изнемогает и не изнемогаю“ (2 Кор. 11, 29), сей несть ученик Павлов. И далее: видишь душу погибающую и не восплаче ли? Если кто узрит мертвеца износима и не восплачется, таковый, яко свирепый, яко жестокосердый, яко зверонравный, безчеловечный поносим бывает; если видишь душу в нечестие погруженную, на вечную смерть осужденную и в неверии пребывающую (таковы и все раскольники), не плачеши ли? Скажи мне, и не рыдаеши ли?

Упрекая тех, которые равнодушно видят переходящих от Православия в нечестие, иудействующих, и не ревнуют об удержании их в ограде строгого Православия, Златоуст в словах на иудеев говорит: зриши мене, яко светильник вжигающа учительства слово и всюду ищуща и труждающася, и ты стоиши молча и не возвещаеши; и кую имети имаши милость, како же и не в последних тя от врагов Церковь вменит и супостата вознепщует и губителя? Далее: Владыка наш нас раде умре, ты же ни слова произносиши; и кую возымети милость, которой ответ получиши, како на судищи станеши Христове со дерзновением, рцы ми, толиких душ пагубу презирая?

И еще далее, в 6-м слове на иудеев, подтверждая все сие пространным изъяснением притчи о самарянине, не призревшем впадшего в разбойники, говорит между прочим: да не речеши в себе: мирский человек есмъ, жену имам и дети; сия иерейская суть, сия монашеская: ниже бо самарянин он сицева рече: где ныне суть священницы, где ныне фарисее, где иудейстии учитилие; но якоже некий лов велик обрет, тако восхити прибыток. И ты убо, егда видиши кого требующа врачевания или телеснаго, или душевнаго, не глаголи в себе: чесо ради он сица и он сица того не уврачева: но свободи его от болезни и не истязуй онех вины небрежения».

Доказав своим почитателям приведенными доводами важность занятия обращением к Православию раскольников, Семен Климыч назначил Родиону Никитичу, что ему, в пособие себе по этому делу, должно читать, указав на Св. Писание и толкования на него Св. Отцов и Учителей Церкви, преимущественно св. Иоанна Златоуста, свт. Димитрия Ростовского, свт. Тихона Задонского, советовал также св. Иоанна «Лествицу» читать и деятельные главы в Добротолюбии. Он рассказал, как толковать с раскольниками, объяснил все приемы, увертки и уловки, употребляемые ими в диспутах с православными. Семен Климыч советовал Родиону Никитичу держаться в прениях с раскольниками следующих правил:
   а) никак не дозволять себе говорить со многими вдруг, а ежели и говорить в присутствии многих, то по очереди, сперва с одним, потом с другим, и при том с таким условием, чтобы присутствующие не перебивали беседы.
   б) «Когда они, – говорил Семен Климыч, – будут доказывать свои лжеучения и лукавые догматы, то прежде всего спрашивайте, на чем они основываются, то есть на каком месте Св. Писания. Ежели укажут, то спросить, как они понимают такое место. Ежели они примутся истолковывать его по своему собственному разумению, то вы остановите их и скажите: „Нет, ты покажи мне толкование на это место Св. Отцов и Учителей Церкви; иного я, мол, не признаю!“ – и будьте уверены, – продолжал Климчонок, – что эти святоотеческие изъяснения всегда послужат к обличению неправых раскольничьих мудрований, потому что все их заблуждения из того именно и проистекают, что они толкуют слово Божие по-своему и тем самым и сами прельщаются и прельщают других, неведущих Писания и силы Божией, тогда как: вся слова уст Моих , – говорит Премудрость, – права рузумевающим и права обретающим разум ».

Такое понимание составляет существенное отличие Православной Кафолической веры от инославных исповеданий. Семен Климыч приводил слова Восточных Патриархов, которые в послании о Православной вере пишут так: веруем, что Божественное Писание внушено Богом, потому мы должны ему верить безпрекословно и притом не как-нибудь по-своему, но именно так, как изъясняла и передала оное Кафолическая Церковь. Ибо и суемудрие еретиков принимает Божественное Писание, но только превратно изъясняет оное. <…> Иначе ежели бы всякий ежедневно начал изъяснять Писание по-своему, то Кафолическая Церковь не пребыла бы по благодати Христовой до ныне такою Церковию, которая, будучи единомысленна в вере, верует всегда одинаково и непоколебимо, но разделилась бы на безчисленные части, подверглась бы ересям, а вместе с тем перестала бы быть Церковию Святою, столпом и утверждением Истины. Посему мы, – пишут Патриархи, – веруем, что свидетельство Кафолической Церкви не меньшую имеет силу, как и Божественное Писание.

Через самопроизвольное толкование Св. Писаний раскольники отторгаются от единой истинной Православной Церкви. «Они, – говорил старец, – называют нас антихристами, уверяя, что царство его уже наступило, а того не видят, что они-то и суть настоящие противники Христа, ибо, по слову священномученика Киприана, противники Христу, или антихристовы, суть все те, которые от любви и единения Восточной Церкви отпали. Они суть противники Христовы еще и потому, что открыто и упорно противятся истине Христова учения, как вообще, так и в частности, и изрыгают через свои произвольные толкования хулы на чистую Голубицу – Святую Церковь Его, которую Он стяжал Своею честною Кровию».
   в) Семен Климыч советовал не кидаться вдруг за многими доказательствами и во время беседы о каком-нибудь предмете веры не позволять отводить себя в сторону посторонними суждениями, стараться его доводить до конца и уже тогда переходить к другому. «Так, например, начав рассуждение, положим, о важности и святости Церкви, раскольник непременно вмешает сюда вопрос о перстосложении, о церковных обрядах, – нужно остановить его, сказать: „Погоди, мол, дай прежде окончить одно, а тогда перейдем к другому“. Смешивать беседу и отводить в сторону от главного предмета – это обычная уловка всех раскольников». <…>

При прощании Семен Климыч взял с Родиона Никитича слово, что он со своими саратовскими единомышленниками будет не слушателем только, но и творцом слова, что будут они всячески ревновать об обращении заблуждающих и об утверждении колеблющихся и сомневающихся в Православии, прозрительно обещая, что Господь вскоре увенчает труды их успехом на пользу Церкви.

Оптина пустынь
"Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него". Как же это принимать, как дитя? А

Оптина пустынь
Святая мученица Кикилия была римлянкой из богатого и знатного рода. Она с юности восприняла

Оптина пустынь
Приидите, смертные, обратим внимание на род наш, который истребляет и губит рука человекоубийцы —

Оптина пустынь
В праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы начинают петь: "Христос раждается", приготовляя

Оптина пустынь
У древних иудеев, братие, было в обыкновении, что родители, в случае каких-либо особенных

Оптина пустынь
Священномученик Владимир родился 15 июля 1888 года в Польше в городе Луков Седлецкой губернии в

Оптина пустынь
Увидел и приметил я теперь, возлюбленные, что смерть образ Божией правды, потому что похищает всех

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

 

 

 

© 2005-2015   Оптина пустынь - живая летопись