на главнуюгде находится?как доехать?просьба помолитьсяпожертвования

  • 25 октября
Мир всем. Прошу помолиться за единственного сына Димитрия (17 лет), который тяжело болен мышечной дистрофией Дюшенна и у него скоро переосвидетельствование инвалидности. Пусть Господь даст сил все это вынести, и даст надежду, что эта болезнь когда-нибудь покинет сына, несмотря на предстоящие приговоры врачей.
Еще прошу келейно помолиться за здравие уже лежачего с этой болезнью Кирилла(19 лет).Мальчик, к сожалению, не крещен.
Храни всех Господь!

  • 25 октября
Просьба помолиться о рабе Божьем Сергие, чтобы он избавился от пьянства!

  • 25 октября
Горячо прошу ваших молитв за рабу Божью Елену: она очень сильно мучается от болей(рак 4 стадии). Дорогие, слезно прошу: попросить Господа нашего, Богородицу, Святых Заступников об ослаблении болей рабы Божией Елены, о здравии, а если Господь решил забрать её, то пусть уход её будет тихий, светлый. Спаси всех Господи.

  • 24 октября
Молитв прошу о решении проблем в делах Вячеслава! Спаси Господи! 

  • 23 октября
Об упокоении мон. Ефросинии. 40 дней!

  • 22 октября
О здравии Ирины и Сергия!

  • 21 октября
О рабе Божием Василие. Ушла жена к другому! Скорбно переживать такое!

  • 20 октября
Прошу ваших молитв о замужестве! Елена!

4-02-2018, 00:33

Молитва и слезы инока Трофима


инок Трофим Оптинский


Монастырскую полунощницу инок Трофим посещал ежедневно. Бывало, с поля приезжал заполночь, а утром уже первый в храме. А когда приходилось оставаться ночевать на полевом стане во Фроловском, отправлялся на полунощницу в расположенную поблизости Шамординскую обитель, — когда пешком, а когда прямо на тракторе, чтобы времени зря не терять, а заодно и сестрам Шамординским помочь.

Несмотря на свою многозаботливую жизнь, Трофим неотступно держал ум в молитве. Особенно это было заметно в храме, когда он, опустив голову, беззвучно шевелил губами.

«Во время молитвы в храме, — говорил он одному брату, — бесы напоминают уму о каких-либо важных делах, якобы срочных и неотложных, чтобы увлечь его в суету и мечтательность. Тут, брат, надо чтобы ум стал немым и глухим, тогда только можно по-настоящему молиться. Ведь молитва — это возникновение благоговейных чувств к Богу, от которых рождается в душе умиление. Помнишь, в тропаре преподобного Серафима поется: «умиленным сердцем любовь Христову стяжал». Мы должны молиться просто, как дети, не думая ни о чем, кроме Отца нашего, иже на Небесех».

Трофим часто читал третий том Добротолюбия — об умном делании. По его просьбе кто-то напечатал книгу эту в малом карманном варианте. А переплетал ее уже Трофимушка сам.

Как-то спросил его один паломник о том, как можно молиться и не рассеиваться умом, исполняя трудовое послушание.

— Младенец, когда находится рядом с матерью, радуется, — отвечал Трофим, — а когда мать отходит от него, то начинает плакать. Так и инок: когда имеет в душе глубокое тихое чувство к Богу и осознает близость Его, тогда с радостью может делать любые дела. Это чувство тоже молитва. Даже если он поговорит с кем-либо, то чувство его ко Христу остается при нем. Но когда отойдет умом своим от Сладчайшего Иисуса, то впадет во искушение и тогда плачет.

В спор Трофим старался никогда не вступать, памятуя о смертном часе, о Суде, который уже здесь на земле совершается с душой, и зная, что человек, пребывающий во грехе, лишается благодатного сердечного мира.

— Если ответишь брату грубо или скажешь что с раздражением, — говорил Трофим, — то знай, что уже не сможешь хорошо помолиться до тех пор, пока искренне не покаешься в содеянном.

Кто не имеет великих подвигов, но стяжал любовь, тот, по учению святых Отцов, стоит выше в добродетели, чем те, кто подвизается без любви, ибо заповедь о любви есть самая великая и важная. Но любовь к Богу в сердце Трофима не рождалась сама собою, она обреталась многими трудами при содействии Божием. И главный труд его всегда был молитвенный.

Многие слезы, пост и молитва сделали Трофима внимательным ко всему происходящему.

Как-то, когда Трофим помогал штукатурить храм, одна женщина посетовала:

— Работаю штукатуром при монастыре, а помолиться некогда. Домой прихожу, тоже дела: то поесть приготовить, то убрать, то постирать. А на молитву уже и сил нет.

— А ты за работой молись, — сказал Трофим, — вот так: и, зачерпнув мастерком раствор, с каждым движением четко, вслух, стал молиться: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя».

Он объяснил ей, как важно в молитве покаянное чувство:

— Это самый безопасный путь прохождения молитвы, — говорил он, — но когда молишься, то смотри, не ввергай душу свою в неразумную печаль, а то напрасен будет труд твой. Молиться надо просто. Поняла?

— Поняла, — ответила женщина. С тех пор стала она приучаться проговаривать молитву во время работы и постепенно обрела навык.

Однажды кто-то, смутившись простотой, разговорчивостью и внешней многопопечительностью Трофима, сказал ему об этом. Он благодушно ответил:

— Инок, брат, это не тот, кто не замечает ближних, а тот, кто живет по-иному, то есть по Божьи. Всех любит и всем служит.

Будущий мученик Христов всей душой прилепился к Богу, слагая в сердце слова Господни: По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин. 13, 35).

Глубокое понимание пути спасения, которое для него заключалось в том, чтобы в каждом человеке видеть Христа и делать всякое дело ради Него, а точнее сказать, работать не людям, но Самому Богу, соделало его настоящим монахом.

— Согнись как дуга, и будь всем слуга, — приговаривал Трофим.

— Знаешь, брат, человеку необходимо смиряться, но есть ведь и мнимое смирение, — обратился однажды Трофим к смиренному по виду, но немного ленивому к труду паломнику. — Оно происходит от нерадения и лености. Имея такое мнимое смирение, некоторые думают, что только милостью Божией спасутся, не прилагая усердия. Но они обманываются в надежде своей, потому что не имеют покаяния.

Трофим часто сокрушался о том, что не имеет плача, не знает ни покаяния, ни истинного смирения. Но Господь сподобил его благодатного состояния, сделав ум его видящим как не видящим и слышащим как не слышащим, не желающим знать злых дел человеческих, но внимающим лишь своим делам, словам и помыслам.

— Как кузнец не может ничего сковать без огня, так и человек ничего не может сделать без благодати Божией, — говорил Трофим, объясняя сокровенные чувства души человеческой. — Кто считает себя грешнейшим всех людей, тот обретает благодать и слезы покаяния, а кто без слез надеется обрести покаяние, того надежда пустая.

Как-то в разговоре с одним братом он сказал:

— Велика сила слез. Вода, капая, рассекает твердый камень, а плач разбивает сухость и беспечность души. Плач утишает чувства и омывает скверну грехов. Он окрыляет надеждой и согревает души возлюбивших его. Но кто не презрит всего земного, тот не может иметь истинных слез. Будем же плакать о грехах своих, брат, — закончил Трофим и поспешил в свою келию.

Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего еще не знает так, как должно знать, — говорит Апостол — но кто любит Бога, тому дано знание от Него (1 Кор. 8, 2). Трофим всем сердцем любил Бога, и от этой искренней беззаветной любви душа его исполнялась благодатного озарения.

Как-то в конце лета 1992 года, помогая одному местному жителю, Трофим сказал ему:

— Знаешь, брат, чует мое сердце, что скоро умру я.

— Да ты чего это, отец? Ты мужик крепкий. С чего это тебе умирать-то?

Трофим помолчал немного, не желая, видимо, объясняться, а затем посмотрел на небо и ответил:

— Не знаю, брат.

Потом он выпрямился и уверенно добавил:

— Но полгодика, Бог даст, еще поживу.

И опять принялся за работу.

Житие уб.ин. Трофима
Оптина пустынь
Дух наш как будто погребен во плоти. Когда, оживши благодатию Божьею, начнет он извлекать себя из

Оптина пустынь
Преподобный Геронтий подвизался в XIV веке. Он был иноком Киево-Печерского монастыря и исполнял

Оптина пустынь
Однажды, когда ему было восемнадцать лет, отец наказал его, после чего юноша покинул дом и ушел во

Оптина пустынь
(Дея. З, 1-8; Ин. 2, 12-22). Есть у святых отцов похвала некоторым лицам, славным по христианской

Оптина пустынь
(Дея. 2, 38-43; Ин. 3, 1-15). Благодетелен труд тех, которые здравыми соображениями разбивают

Оптина пустынь
Святитель Зосима, епископ Сиракузский, родился по усердным молитвам благочестивых родителей, долго

Оптина пустынь
Истину Воскресения разум может доказывать своими соображениями, на основании Писания, и силу его

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

 

 

 

© 2005-2015   Оптина пустынь - живая летопись