на главнуюгде находится?как доехать?просьба помолитьсяпожертвования

  • 13 декабря
Прошу Ваших молитв об исцелении и Сорокоуст о здравии р.Б: Любови (сильно болеет), Ники.  Спаси и Храни Вас Господь! Низкий Вам Поклон!

  • 12 декабря
Прошу молитв об Алексие, мл. Ксениии и Наталии. Спасибо!

  • 10 декабря
Очень прошу молитв о здравии болящих р.Б Фотинии, Татианы. Храни вас Бог!

  • 8 декабря
Помолитесь о здравии Екатерины, мон. Екатерины.

  • 5 декабря
Отцы, братия, сестры, кто может сердечно прошу Ваших Святых молитв о бедствующих рабах Божиих Льве и Марине, очень тяжёлые жизненные обстоятельства, уже длительный период, а сейчас просто критическая ситуация, безвыходная просто, нет ни работы ни денег, ни жилья, проблемы с документами. Мы мы крещеные, брак венчанный, в Храм ходим регулярно. Спаси Вас Господь!

  • 5 декабря
О здравии болящей р.Б Татианы

  • 3 декабря
Простите и благословите, дорогие братья и сестры. Прошу ваших молитв о здравии и обретении жилья р.Б. Александра и об умягчении злых сердец р.Б. Фотинии, Геннадия и Анатолия.

  • 2 декабря
Помолитесь, пожалуйста, за болящего Сергия.

17-02-2018, 00:08

Житие сщмч. Мефодия, еп. Петропавловского (1921)


Священномученик Мефодий родился 30 июля 1868 года в селе Вятском Сарапульского уезда Вятской губернии в семье псаломщика Платона Красноперова и в крещении был наречен Михаилом. Семья жила очень скудно в материальном отношении, и Михаил с детства узнал бедность и связанные с нею лишения. Но одновременно с этим он познал и великую силу веры, – здесь его первым наставником стал отец, учивший сына во всем полагаться на волю Божию, познавать близость к человеку Бога и видеть, что в мире ничего не совершается без Его благого Промысла, пусть и не сразу людьми понимаемого. Михаил окончил Сарапульское духовное училище и Вятскую Духовную семинарию и в 1890 году был определен на должность надзирателя Сарапульского духовного училища.
22 октября 1891 года епископ Сарапульский Афанасий (Пархомович) рукоположил Михаила во священника к Тихвино-Богородицкой церкви в селе Паздеры Сарапульского уезда. 19 февраля 1896 года он был назначен сверхштатным священником к Вознесенскому собору в Сарапуле и заведующим и законоучителем Никольской церковно-приходской школы. Во время своего служения священником отец Михаил овдовел и принял решение целиком отдать себя на служение Церкви, а для этого он, прежде всего, счел необходимым завершить духовное образование.
В 1898 году отец Михаил поступил в Казанскую Духовную академию. В это время ректором академии был епископ Антоний (Храповицкий); общение с этим выдающимся архипастырем, беседы его о монашестве склонили отца Михаила к решению принять иноческий постриг. 11 февраля 1900 года, когда иерей Михаил учился на третьем курсе академии, епископ Антоний постриг его в мантию и нарек ему имя Мефодий, назначив благочинным учащегося в академии духовенства. В 1902 году иеромонах Мефодий окончил Казанскую Духовную академию со степенью кандидата богословия. Тема его кандидатской работы была "Пастырь Церкви по учению святого апостола Павла".
16 августа 1902 года иеромонах Мефодий был назначен помощником смотрителя Уфимского духовного училища, а через год – инспектором Александровской миссионерской семинарии в городе Ардоне в Осетии и членом Ардонского отделения Епархиального училищного совета. В 1904 году иеромонах Мефодий был награжден наперсным крестом, а в 1905 году назначен исполняющим обязанности ректора семинарии. 20 ноября 1906 года отец Мефодий был назначен ректором Уфимской Духовной семинарии и возведен в сан архимандрита. В 1907 году архимандрит Мефодий был избран постоянным членом Уфимского епархиального комитета православного миссионерского общества, в 1908 году назначен редактором неофициальной части "Уфимских епархиальных новостей" и в том же году – старшим членом Просветительского отдела уфимского епархиального Братства Воскресения Христова со званием помощника председателя Братства.
В напутственном слове к семинаристам, сказанном в начале 1908-1909 учебного года, отец Мефодий ярко обрисовал обстановку в Церкви и обществе. "То, что совершается в последние времена в мире и нашем православном Отечестве, – сказал он – ясно говорит, что делатели виноградника Божия начинают уподобляться богоборным иудеям: отвергают слова посланников Божиих и избранников, сосудов благодати Божией, оскорбляют их и "поносят... и рекут всяк зол глагол" на них, начинают вторично распинать Сына Божия, отвергая Его святое Евангелие, попирая Его заповеди и отрицая в корне самое дело христианства. Масонство вместе с сектантством – эта страшная боговраждебная сила – быстро распространяется в мире христианском; в массе печатных изданий своих оно откровенно и цинично обещает в недалеком будущем "развеять по ветру пепел современного христианства" и отпраздновать над ним печальную тризну. С неменьшим успехом воинствует против Церкви Христовой религиозный рационализм и материализм. Вместо Евангелия Христова, начинают зачитываться сочинением богохульника Ренана или "Капиталом" Маркса. С фанатизмом и уверенностью проповедуют наступление "небесного-духовного царства вечной жизни" на земле. Многие совращаются в еврейство, в магометанство и даже язычество, тысячи душ, уклоняясь от православия, остаются без всякой религии. Отбросивши Евангелие Христово как книгу несбыточных идеалов, современные, именуемые христианами учители стараются в практической жизни уничтожить влияние Евангелия, снять с человека всякую нравственную ответственность за его личное жизнеповедение. <…>. Ныне особенно требуются люди, твердые духом, глубоко верующие в Бога и преданные сыны Церкви Христовой, убежденные проповедники и исповедники христианства".
Желая, чтобы семинария по уровню образования и по количеству преподаваемых предметов стояла на высоком уровне, ректор делал все возможное, чтобы это осуществить, но на это часто не хватало средств; поэтому в январе 1909 года он обратился к съезду духовенства с просьбой, чтобы оно обеспечило вознаграждение некоторых учителей за преподавание дополнительных предметов.
В начале XX столетия шло активное обсуждение вопросов просвещения крестьян. Псевдообразованное и мнимопросвещенное общество дворян и разночинцев спешило и весь народ русский приобщить к такому образованию, где за свет выдавалась тьма идолопоклонства перед человеческим разумом, а за образование – свод беспорядочных и непроверенных сведений. По этому поводу архимандрит Мефодий в одном из своих выступлений перед паствой говорил: "Многие ныне много говорят и пишут о просвещении, образовании, воспитании, всеобщем обучении, о распространении научных знаний среди народных масс. "Побольше света, поболыше знания, в знании – сила, в образовании – свобода!" Такие восклицания вместе с другими громкими словами: прогресс, культура, цивилизация – можно слышать и в устных беседах, и читать на страницах печати... Есть солнце мира физического, освещающее и согревающее нашу землю и обитателей ее. Есть и Солнце мира духовного, нравственного, освещающее наш духовный, внутренний мир лучами божественного света и согревающее благодатию души разумных творений <…> Солнце Правды – Христос –"образ Бога невидимого" (Кол. 1, 15; Евр. 1, 3) – вот тот свет, который необходим для всякого разумно-свободного существа. Вот тот свет, без которого <…> мы не можем быть ни истинно просвещенными, ни истинно интеллигентными, ни истинно свободными. <…> Всем ревнующим ныне о просвещении нашего народа русского, стремящимся скорее ввести всеобщее обучение и распространить среди народных масс научные знания, следует твердо помнить, что одно образование, одни знания без воспитания в народе веры в Бога, страха Божия, без укрепления в нем идеалов святой жизни, жизни "по-Божьи", не могут сделать народ наш сильным, истинно просвещенным, счастливым и довольным".
В 1909 году в Уфе активно действовал пастырско-проповеднический кружок, задачей которого было нести свет Христова учения за пределы храмов. Одним из активных деятелей кружка стал архимандрит Мефодий. По его инициативе с 1 декабря 1909 года было положено начало регулярных бесед в городском ночлежном доме, в которых он принял самое деятельное участие, посещая ночлежные дома вместе с учениками семинарии, совершая здесь молебны, всенощные, раздавая грамотным книги и брошюры религиозно-нравственного содержания и многое объясняя из христианского вероучения. 13 ноября 1911 года в Уфе было открыто Попечительство о бедных воспитанниках семинарии, и архимандрит Мефодий обратился за помощью ко всем бывшим воспитанникам семинарии, а также "ко всем священно– и церковнослужителям Уфимской епархии, к учащим школ и всем сочувствующим высшему рассаднику духовного просвещения в епархии, воспитывающему юношей "в надежду священства".
Архимандрит Мефодий был активным деятелем Уфимского епархиального комитета Православного миссионерского общества и во время отсутствия епархиального архиерея возглавлял все заседания комитета. 26 января 1913 года в Омской епархии с миссионерской целью была учреждена вторая викарная епископская кафедра, которую с 10 февраля того же года стал возглавлять архимандрит Мефодий, нареченный во епископа Акмолинского, второго викария Омской епархии.
5 апреля 1913 года в Омск прибыл назначенный сюда управляющим епархией епископ Андроник (Никольский), и некоторое время два великих пастыря Церкви Христовой трудились вместе, помогая друг другу в трудах. Епископ Андроник сразу по приезде отправился в путешествие по приходам епархии, а епископу Мефодию предложил совершить поездку в село Чернолучье для совершения там торжественных богослужений в день празднования памяти мученицы Параскевы, когда там собирается множество паломников, иногда из самых отдаленных мест Омской епархии. По словам одного из пастырей-миссионеров, бывших с владыкой в этой поездке, ее целью было усилить "религиозную настроенность собравшегося православного народа, обуреваемого сектантской пропагандой, а также и всякими пороками… Для раздачи народу было взято до семи тысяч брошюр миссионерского, противоалкогольного и вообще религиозно-нравственного содержания; для руководства общенародным пением выезжал в село отец А. Алексеев, для специальных песнопений был взят особый хор певчих". Ряд торжественных богослужений, проведенных владыкой в этом селе, а также энергичные призывы дать обет трезвости имели следствием то, что около ста человек немедленно записались в общество трезвости, а многие обещали свое намерение осуществить по приезде в свои приходы.
Епископ Андроник исхлопотал перед Святейшим Синодом разрешение на проведение в Омске миссионерских курсов. Первые курсы в Омске были проведены с 1 по 17 июля 1913 года. Заведовать ими был приглашен синодальный миссионер протоиерей Иоанн Восторгов, который блестяще справился со своей задачей. В занятиях приняли участие более двухсот тридцати пяти церковно– священнослужителей, – это было самое крупное явление подобного рода в Западной Сибири за последние годы. Занятия курсов каждый день посещали епископы Андроник и Мефодий.
За первое десятилетие XX века в России широко распространился порок пьянства. За шесть с половиной лет с 1906-го по 1913 год не столь уж и многочисленное тогда население Тобольской, Томской, Иркутской, Енисейской, Акмолинской, Семипалатинской и Якутской областей использовало на водку триста восемьдесят семь с половиной миллионов рублей. Распространяющийся среди русского народа порок принимал все более угрожающие размеры – за этим уже была видна перспектива катастрофы общенациональной. С целью борьбы с пьянством 21 июля 1913 года в Омске было учреждено Епархиальное братство трезвости, председателем которого стал епископ Мефодий. С этого времени во все свои миссионерские поездки по приходам епархии он брал с собой не только священника-миссионера для объяснения сектантских заблуждений, но и священника-миссионера, который звал бы паству к трезвеннической жизни. Во время этих миссионерских поездок в приходах владыка предлагал слушателям образовывать у себя в приходах Общества трезвости. Благодаря поддержке архиереев и непосредственному их участию в работе Епархиального братства трезвости, в течение нескольких месяцев число членов Братства в Омске перевалило за четыреста человек. В среде трезвенников зародилось стремление к активной церковно-общественной деятельности, и, прежде всего желание немедленного закрытия в городе всех винных и пивных лавок. Братство трезвости выдало полномочия трезвенникам для сбора подписей о закрытии некоторых винных лавок.
В программу миссионерских поездок епископа Мефодия входили и публичные беседы с сектантами, их руководителями. В частности, остались записи подобной беседы владыки с известным руководителем баптистов Сибири Г. И. Мазаевым. Беседа привлекла огромное количество слушателей, как православных, так и баптистов: здание школы (три классных комнаты) не могло вместить всех слушателей. Успех владыки в этой беседе, которая носила мирный характер, был впечатляющий – по свидетельству очевидца, люди не расходились до полуночи, слушая отца-миссионера.
12 мая 1914 года в Омске при архиерейском доме открылись псаломщические курсы, на которые было принято для обучения пятнадцать человек. Слушатели обучались здесь не только церковному пению, но письмоводству, истории и способам обличения сектантства.
Ввиду больших успехов сектантов в Омской епархии, 26 августа 1914 года председатель Миссионерского совета епископ Мефодий постановил: "Так как одним из средств к совращению православных в сектантство служат молитвенные собрания, сопровождаемые чтением Святого Писания на русском языке с толкованием в духе секты, – подтвердить духовенству епархии обязательно прочитывать за богослужением после запричастного стиха или после "Буди имя Господне благословенно" Апостол и Евангелие на русском языке с кратким объяснением; обучать детей внешкольного возраста молитвам, что делать в сельских церквах между утреней и литургией, а также разъяснять на внебогослужебных собеседованиях церковное богослужение и обряды, употребляемые при совершении таинств, чтобы сектанты непонимание православными богослужения, евангельских, апостольских и паремийных чтений на славянском языке не объясняли как результат отсутствия Святого Духа в Православной Церкви".
В 1914 году место пребывания епископа Акмолинского было перенесено из Омска в Петропавловск, а второй викарий Омской епархии был переименован во епископа Петропавловского с предоставлением ему значительных полномочий в самостоятельном управлении приходами Петропавловского, Кокчетавского и Атбасарского уездов.
В 1915 году много времени епископ Мефодий посвятил крестным ходам, некоторые из них имели длительный и по расстоянию, и по времени характер. Так, например, с 17 мая по 19 июня владыка возглавлял крестный ход, который прошел более пятисот верст из Петропавловска в Акмолинск с иконой Святителя Николая Чудотворца, подаренной государем императором. Во время хода владыка вел противосектантские беседы, направленные против хлыстов, не гнушаясь при этом встречаться с самими сектантами и вразумлять их своими наставлениями.
Существенной проблемой в церковной жизни Омской епархии был недостаток храмов и малая вместительность тех, которые были. При железнодорожной станции в Петропавловске Мариино-Магдалинская церковь была столь мала, что не могла вместить всех желающих, а меж тем здесь было четыре училища, но по малости храма его могли посещать учащиеся только одного училища. В то же время в новопостроенном городском приходском училище был спланирован для театральных представлений большой зал вместимостью до трехсот человек. Епископ Мефодий исхлопотал у городских властей разрешение служить в этом зале молебны, а также вести религиозно-нравственные и противосектантские беседы. В 1915 году Петропавловск посетил назначенный в Омск епископ Сильвестр (Ольшевский), который предложил устроить в этом зале алтарь и освятить зал как храм. Предложение было с радостью принято, и 10 января 1916 года состоялось освящение храма.
С марта 1917 года, сразу же после свержения монархии, начались гонения на Русскую Православную Церковь. В это время епископ Мефодий был в Уфе, где он временно замещал епископа Андрея (Ухтомского), срочно вызванного в Петроград. В Петропавловск владыка вернулся 23 марта вечером. Здесь он услышал, что неким человеком пущен слух о том, что в архиерейском доме и в женском монастыре хранится много спрятанного купцами сахара, махорки и мануфактуры. Молва эта разнеслась не только по Петропавловску, но далеко по его окрестностям и распространялась главным образом среди солдат. Пущен был также слух и о том, что в женском монастыре спрятана иоаннитская литература.
25 марта Совет рабочих и солдатских депутатов постановил произвести обыск в архиерейском доме и в женском монастыре. В этот же день в 11 часов вечера к епископу Мефодию явились человек двадцать вооруженных солдат и рабочих. Владыке предъявили документ, что они уполномочены Советом солдатских и рабочих депутатов и городским исполкомом произвести обыск. Искали иоаннитскую литературу, сахар и махорку, но ничего не нашли. Во время обыска дом и монастырь были окружены ротой солдат. Из квартиры епископа вооруженный отряд отправился в монастырь. Затем вооруженные солдаты вошли в церковь, прошли в алтарь и по приказанию унтер-офицера стали обыскивать престол.
Утром 26 марта, в Вербное воскресенье, епископ Мефодий собирался идти в собор служить литургию, когда к нему пришли из монастырской церкви сказать, что вооруженные солдаты были в церкви и в алтаре и прикасались ко святому престолу. Епископ благословил освятить алтарь и служить. После литургии в соборе епископ вышел благословить народ и в это время кратко изложил все то, что произошло в монастырском храме, сказав, что считает своим долгом предупредить православных, дабы они не приняли вести о происшедшем ночью в храме в искаженном молвой виде. Епископ призвал не беспокоиться до расследования всех обстоятельств дела.
26 марта в три часа дня к епископу пришел председатель исполкома и обвинил владыку в произнесении проповеди, угрожающей общественному спокойствию. Епископ Мефодий возразил, что подобного рода проповеди не говорил, а после литургии небольшому числу богомольцев рассказал о происшедшем ночью обыске; сделал он это ради успокоения народа и предупреждения нелепых слухов, которые могли появиться в городе. 27 марта Совет рабочих и солдатских депутатов постановил послать телеграммы министру Керенскому и обер-прокурору Святейшего Синода с просьбой об удалении епископа Мефодия из Петропавловска за реакционную деятельность, угрожающую общественному спокойствию. На другой день в местной газете появилось сообщение Совета рабочих и солдатских депутатов, где говорилось, что в монастырской церкви солдатами ничего святотатственного допущено не было, что они вели себя корректно, как и подобает в святом храме; между тем архиерей якобы стал распространять клевету, обратившись к тысячной толпе с проповедью во время литургии.
1 мая 1917 года епископ Мефодий направил в Святейший Синод обстоятельный доклад о происшедших событиях с обращением к Святейшему Синоду защитить его "от капризного произвола Совета рабочих и солдатских депутатов города Петропавловска". Просьбу большевиков удалить епископа из города Святейший Синод оставил без внимания.
После захвата власти большевиками в России началась Гражданская война, которая в иных местах переросла в крестьянские восстания. Крестьянское восстание, вспыхнувшее в Западной Сибири в 1921 году, стало одним из крупнейших очагов сопротивления безжалостному режиму. Крестьяне захватили Петропавловск, Ишим, Тобольск, везде беспощадно расправляясь с коммунистами и их семьями. Повстанцами было образовано Северное Сибирское правительство. На восстание против антинародного большевистского режима большевики ответили с удвоенной жестокостью. Карательные большевистские отряды сотнями, без разбора расстреливали жителей захваченных сел и городов, сжигали дотла захваченные поселения.
17 февраля 1921 года красные заняли город Петропавловск. В тот день владыка служил Божественную литургию в Никольской церкви в Петропавловске. После молебна он вышел со словом примирения на площадь к собравшемуся перед храмом народу – и здесь, перед храмом, был заколот штыками; уже убитому епископу красноармейцы нанесли еще несколько штыковых ран, а затем в одну из ран вонзили крест.
…За двенадцать лет перед мученической кончиной, еще будучи архимандритом, проповедуя в уфимском кафедральном соборе при архиерейском богослужении в Неделю Крестопоклонную, отец Мефодий говорил: "Нам надо глубоко запечатлеть в мыслях и сердце, что если мы хотим жить разумно, осмысленно, истинной духовной жизнью, следовать за Христом, то нам придется постоянно бороться за идеалы духовной жизни, постоянно испытывать в этой борьбе скорби и страдания. Но зато эта борьба, эти скорби и страдания очищают нас от греха, возвышают дух и ведут к победе, к славе, к нетлению, к бессмертию. Позади своего креста или в конце своего крестного пути мы увидим светлый Лик Господа, Его святую десницу, которая поддержит прикосновением благодати... Никакие блага этого мира, никакая мудрость мирская не могут так скоро привести нас к цели, к искомому нами и всеми людьми счастью, радости, блаженству, как тесный, узкий евангельский путь, или путь креста".

Жития Святых
Оптина пустынь
Как нам жить на земле, этому нас учат гораздо чаще, чем о том, как умирать. А между тем последнее

Оптина пустынь
Эта "всемирная паутина" затягиваетвсе больше людей. Это беда... Для мирян, по необходимости,

Оптина пустынь
К схиигумену Амфилохию приехли два уполномоченных из Тернополя и сказали: - Ты обманываешь

Оптина пустынь
Включая телевизор, мы делаем свой дом проходным двором, не знаем, кого впустим, о чем сейчас

Оптина пустынь
Ничто так не бывает причиною отвращения Божия и наказания человека, как ропот... сщмч. Петр

Оптина пустынь
Чистота и святость, свет и радость – вот неуловимое веяние сегодняшнего праздника и службы. На

Оптина пустынь
Как же это принимать, как дитя? А вот как: в простоте, полным сердцем, без раздумываний.


<
ivan_sem
18-02-2018 20:30
Информация к комментарию
Такие зверства. Путь Креста.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

 

 

 

© 2005-2018   Оптина пустынь - живая летопись