на главнуюгде находится?как доехать?просьба помолитьсяпожертвования

  • 23 февраля
Прошу помолитесь о рабе Божией Анне, тяжело болящей, форма одержимости; также о здравии сродников Марии и Нины. Спаси Господи!

  • 22 февраля
Прошу пожалуйста помолитесь о здравии Наталии Людмилы Анатолия Алексия и Иулии Сергия Владимира. Об упокоении Георгия Анны Вадима. Спасибо

  • 21 февраля
Прошу Ваших молитв о р.б.Сергии болящем.

  • 18 февраля
Здравствуйте, помолитесь о болящей р.Б. Екатерине.

  • 18 февраля
Прошу помолитесь о здравии Наталии, Людмилы, Анатолия, Алексия и Иулии, Сергия, Владимира, Александра, Фотинии. Об упокоении Георгия, Марии, Николая. Спасибо.

  • 11 февраля
Прошу помолитесь о здравии Наталии, Людмилы, Анатолия, Алексия и Иулии, Павла, Фотинии, Сергия. Об упокоении Георгия, Анны, Вадима, Михаила. Спасибо.

  • 7 февраля
Прошу вас помолиться о здравии Наталии, Сергия, Алексия и Иулии, Виталия, Анны, Рустика, Павла, Фотинии. Об упокоении Георгия, Алексия, Евгении, Татианы, Марии. Спасибо.

  • 7 февраля
Прошу молитв за р.Б Дениса, у него апато-абулический синдром, нейролептическая депрессия, помогите встать на ноги, чтобы просто работать. Финансы на себя взяла жена - семья ели тянет с деньгами.

3-09-2018, 00:36

О монахине - пьянице


монахиняАвва Даниил пришел в Иеромополь и сказал ученику своему: «Пойди в монастырь женский и, постучавшись во врата, скажи игуменье, что я пришел. Этот монастырь называется монастырем аввы Иеремии, в коем живет триста постниц». Ученик пошел и постучался во врата. Подошла привратница и тихим голосом из внутри сказала ему: «Спасайся! Благословен приход твой! Чего ты желаешь?» Он отвечал: «Имею нечто сказать игуменье». Привратница сказала на это: «Великая не беседует ни с кем, но скажи, чего желаешь, и я передам ей». Он отвечал: «Пойди, передай ей, что некоторый монах имеет нужду переговорить с нею». Привратница поспешно пошла и поведала игуменье. Пришла игуменья и сказала тихим голосом: «Спасайся, брат, чего ты желаешь?» Монах отвечал: «Окажи любовь, дозволь мне провести эту ночь здесь с другим братом, чтоб нас не съели звери». Игуменья сказала ему: «Брат, никогда мужчина не входил сюда. Легче будет для вас, если съедят вас внешние звери, нежели внутренние». Брат отвечал: «Здесь авва скитский, Даниил». Она, услышав это, отворила обе половины ворот и вышла навстречу старцу со всеми постницами. Они устлали одеждами своими весь путь от ворот до того места, где стоял старец, и, кланяясь ему, целовали ноги его. Таким образом с великою радостию и веселием ввели его в монастырь. Игуменья велела принести лохань, влила в нее воду, согретую с благовонными травами, и, поставив постниц в два лика, сама своими руками умыла ноги старцу, также и ученику его.

Монахини представляли собою чудное зрелище: они были безгласны, как камни, и беседовали одна с другою знаками. Походка и вид их были ангельские. Старец спросил игуменью: «Нас ли стыдятся сестры, или они всегда таковы?» Игуменья отвечала: «Сестры твои, владыка, всегда таковы; но молись о них». Старец сказал ей: «Скажи ученику моему, чтоб он научился у них молчанию, потому что, живя со мною, он так много говорит».

Одна из сестер лежала посреди монастыря и спала; на ней было рубище. Старец спросил игуменью: «Кто это лежит?» Она отвечала ему: «Одна из сестер, преданная страсти пьянства. Что делать с нею, не знаю. Выгнать ее из монастыря? — боюсь греха. Оставить ли ее так? — но она смущает сестер». Старец сказал ученику своему: «Возьми умывальницу и возлей на нее воды». Он сделал так. Она встала, как встают упившиеся вином. При этом игуменья сказала: «Владыка, такова она всегда, какою ты видишь ее теперь». И ввела игуменья авву Даниила в трапезу, предложила вечерю сестрам и сказала: «Авва! Благослови сестрам твоим вкусить с тобою». Он благословил им. Великая и вторая по ней сели с ним. Старцу предложили моченое сочиво, невареную зелень, финики и воду; перед учеником его поставили немного хлеба, вареной зелени и вина, растворенного водою; инокиням же предложили различную вареную пищу, и рыбу, и вина в достаточном количестве. При этом никто не произнес ни одного слова. Когда встали из-за трапезы, старец сказал игуменье: «Что вы это сделали? Лучшую пищу следовало употребить нам, а употребили ее вы». Игуменья отвечала старцу: «Владыка! ты монах, и потому я предложила тебе пищу монашескую; ученику твоему, так как он ученик старца, предложена пища также монашеская; мы же — новоначальные, и потому употребили пищу новоначальных».  Старец сказал на это: «Бог да исполнит любовь вашу: потому что мы извлекли большую пользу из действий ваших».

Когда все разошлись спать, старец сказал ученику своему: «Пойди посмотри, где будет спать пьяная, лежавшая посреди монастыря». Он посмотрел и сказал старцу: «Там, где сестры исправляют телесную нужду, близ отхожего места». Старец сказал ученику: «Побдим эту ночь». Когда уснули все инокини, старец взял ученика и подошел к тому месту, где лежала мнимая пьяная. Они увидели, что она встала и вознесла руки к небу; слезы ее потекли подобно потоку, и творила она бесчисленное множество коленопреклонений. Когда же слышала, что какая-либо из сестер приходила для исправления телесной нужды, то повергалась на землю и представлялась спящею и храпящею. Так проводила она начало каждой ночи. И сказал старец ученику своему: «Призови ко мне игуменью и вторую по ней, призови их тайно». Он пошел и призвал игуменью и вторую по ней, и они всю ночь смотрели на подвиг мнимой пьяной. Тогда игуменья начала говорить с плачем: «О, сколько зла делала я ей!» Когда ударили в било церковное, игуменья поведала всем инокиням виденное ею, и все предались великому плачу. Сестра же, уразумев, что тайна ее открыта, пришла, не примеченная никем, туда, где отведен был ночлег для старца, похитила жезл его и милоть, вслед за этим отворила ворота монастыря и ушла, оставив на воротах надпись: «Матери и сестры! Простите меня, согрешившую пред вами, и молитесь обо мне». При наступлении дня начали искать ее и не нашли; пришедши к воротам, увидели их отворенными и надпись на них. Блаженную нигде не могли сыскать и очень много плакали и рыдали о ней в монастыре. Старец сказал игуменье: «Я ради нее пришел сюда, и Бог любит таких пьяниц». И начали все постницы исповедовать старцу, какое оскорбление каждая нанесла ей. Старец, сотворив молитвы о сестрах, немедленно вышел из монастыря и пошел в келью свою, благодаря и славословя Бога, ведущего сокровенных рабов Своих и не попущающего им долго пребывать утаенными, но открывающего их в уведение всех, не только при жизни, но и по смерти их, в похвалу и славу святого имени Своего (106, 95—98).
Оптина пустынь
Если душа христианина тоскует по чистоте, ищет душевного здоровья, то она должна постараться как

Оптина пустынь
...Когда вспомнишь об оскорбляющих и преследующих тебя, не жалуйся на них, но лучше помолись о них

Оптина пустынь
Покаяние только тогда истинно, когда человек, восчувствуя грехи свои, коими прогневал Создателя

Оптина пустынь
Что в нас выше – душа или тело? (Конечно, душа), а она, хотя бы и была утолена жажда, питается все

Оптина пустынь
Как часто ни будешь падать, всегда останется тебе возможность восстать, если только захочешь сего.

Оптина пустынь
Великий пост – хоть сердцу больно, Но тихо, мирно как-то в нём. Всё говорит душе невольно О

Оптина пустынь
Что необходимо нам с вами в эти великие дни? Необходимо горячее желание освободить самих себя с


<
fanat
11-09-2018 15:25
Информация к комментарию
Вот так и бывает когда мы осуждаем. Видим только плохое, а оправдать человека не хотим и не умеем
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

 

 

 

© 2005-2018   Оптина пустынь - живая летопись