на главнуюгде находится?как доехать?просьба помолитьсяпожертвования

  • 9 мая
У нас проблема с сыном. Пьет беспробудно. Помогите, оптинские отцы. Помолитесь, чтобы оставил его бес. Низкий Вам поклон за ваши молитвы. 

  • 9 мая
Помолитесь пожалуйста за мою маму Екатерину. Плохо себя чувствует, а надо работать. Нет вохможности лечиться.

  • 8 мая
Непростая ситуация. Муж не признает день победы. Говорит, что это большевистский праздник. Я ему говорю, что это победа нашего народа над фашизмом. При чем тут коммунисты? Прошу Ваших молитв об Александре, чтобы он изменил свои взгляды. 

  • 8 мая
Дорогие отцы и братия, помолитесь пожалуйста об упокоении р.Б. Анатолия.

  • 7 мая
Здравствуйте меня зовут Сергей. Прошу вас помолитесь о здравии Наталии Владимира Валентина Нины Марины Ирины Фотинии. Об упокоении Вадима, Людмилы, Александра, Антонины. Спасибо.

  • 7 мая
Прошу Вас помолитесь о здравии Георгия, Фотинии, отр. Марии, отр.Макария, мл. Мелания. Елены, Виктора, Татьяны.

  • 24 апреля
Прошу молитв о пьющей Иулии. Помолитесь, чтобы Господь освободил ее от этой страсти.

  • 23 апреля
Помогите, пожалуйста, помолитесь о здравии Наталии, Алексия, Иулии, Валентина, Нины, Марины, Ирины. Об упокоении Георгия, Татианы, Евгении, Алексия. Спасибо.

13-04-2019, 00:15

Каково наше назначение на этой земле?


книгаСвященник Григорий Дьяченко

1. По отношению к Богу назначение человека состоит в том, чтобы он познавал своего Создателя и прославлял его. Соответственно этому и Спаситель заповедал нам: «Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша до­брые дела, и прославят Отца вашего, Иже на небесех» (Мф. V, 16). На эту цель человека, как на самую главную, указы­вали и древние святые отцы церкви.

Василий Великий:
«Ты, сосуд благоустроенный, получив­ший бытие от Бога, прославляй своего Создателя. Ибо для то­го только ты и создан, чтобы быть достойным орудием славы Божией, и весь этот мир для тебя как бы живая книга, кото- I рая проповедует славу Божию и возвещает тебе, имеющему разум, о сокровенном и невидимом величии Божием, чтобы ты познавал Бога истины. Храни твердо в памяти мною ска­занное».

Григорий Богослов: «Надлежало, чтобы поклонение Богу не ограничивалось одними горними, но были и долу некото­рые поклонники, и все исполнилось славы Божией (потому что все Божие): для сего созидается человек, почтенный рукотворением и образом Божиим» («слово на св. светы явлений Господи., в тв. св. отц. III, 262—263).

Иоанн Златоуст: «Бог дал нам зрение, уста и слух для того, чтобы все члены наши служили ему, чтобы мы и говорили угодное ему и делали, ему воспевали не­престанные песни, ему воссылали благодарения» [1] (Беседы на ев. Матф. II, 4, стр. 33. - М., 1843).

2. По отношению человека к самому себе назначение его то, чтобы он, как созданный по образу Божию с нравствен­ными силами, старался постоянно развивать и совершенствовать эти силы чрез упражнения их в добрых делах и, таким образом, более и более уподоблялся своему Первообразу: «Будите убo совершени, якоже Отец ваш небес­ный совершен есть» (Мф. V, 48).

Из святых отцов об этой цели человека ясно говорят:

а) Григорий Богослов: «Мы сотворены на дела благие, чтоб славить и хвалить сотворившего, и сколько возможно, подра­жать Богу» .

б) Василий Великий: «Устроение тела твоего есть для тебя училище о цели, для которой ты сотворен; ты сотворен пря­мым для того, чтобы не влачил ты жизни своей на земле, но взирал на небо и на сущего там Бога, и чтобы не гонялся за скотским наслаждением, но, согласно с данным тебе разумом, жил небесною жизнью».

в) Златоуст: «Мы не для того родились, чтобы есть, и пить, и облекаться в одежду, но чтобы, прияв божественное любомудрие, избегать зла и подвизаться в добродетели; ибо, созидая человека, Бог сказал: «Сотворим человека по образу нашему и по подобию», а подобными Богу мы соделываемся не тогда, когда едим, пьем и облекаемся в одежды (потому что Бог ни ест, ни пьет, ни облекается в одежды), но когда блюдем правду, показываем человеколюбие, бываем снисхо­дительны и кротки, милуем ближнего и украшаемся всякой добродетелью».

3.
Но так как, по мере преуспеяния человека в добродете­ли, он достигает блаженства, которое есть следствие добрых дел и награда за них, по учению самого Спасителя о блажен­ствах (Мф. V, 16), то можно выражаться, что человек, со­зданный на дела благая (Еф. II, 10), с тем вместе создан и для блаженства, и что, следовательно, блаженство составляет одну из целей человека, рассматриваемого по отношению к самому себе. И на эту цель человека указывали иногда святые отцы.

а) Григорий Богослов: «Мы получили бытие, чтобы благо­денствовать; и благоденствовали после того, как получили бы­тие; нам вверен был рай, чтобы насладиться; нам дана была заповедь, чтобы, сохранив ее, заслужить славу».

б) Григорий Нисский:
«Надлежало, чтобы человек, создан­ный для наслаждения божественными благами, имел в приро­де своей нечто родственное с тем, чем будет наслаждаться, потому он и наделен жизнью, и разумом, и мудростью, и все­ми богоподобными свойствами».

в) Иоанн Дамаскин:
«Как благий, Бог сотворил нас не для того, чтобы наказывать, но чтобы мы были причастниками его благости».

4. Затем, назначение человека по отношению ко всей ок­ружающей его природе ясно определяется в словах Самого Создателя: «Сотворим человека по образу нашему и по подо­бию, и да обладает рыбами морскими, и птицами небесными, я зверьми, и скотами, и всею землею, и всеми гады пресмыкающимися по земли» (Быт. I, 26) [2]. Как образ Божий, как сын и наследник в дому небесного Отца, человек поставлен быть как бы посредником между Творцом и тварью земного Святые отцы и учители церкви говорили об этом назначений человека быть .царем и владыкой окружающей его природы весьма часто, особенно когда решали вопрос, почему человек создан последним. Вот, например,слова:

а) свят. Амвросия
: «По достоинству (человек) явился послед­ним, как цель природы, созданный для правды, чтобы быть провозвестником правды между прочими животными; справедливо он явился последним, как венец всего творения, как причина мира, для которой создано все».

б) Григория Богослова
: «Если последним явился в мир че­ловек, почтенный Божиим рукотворением и образом, то сие нимало не удивительно: ибо для него, как для царя, надлежа­ло приготовить царскую обитель, и потом уже ввести в нее царя в сопровождении всех тварей» (Слово на неделю новую, в тв. св. отцов IV, 144);

в) блажен. Феодорита
: «Бог всяческих, по сотворении ви­димой и невидимой твари, произвел напоследок человека, по­ставив его, как бы некоторый Свой образ, среди тварей нео­душевленных и одушевленных, видимых и невидимых, дабы гвари неодушевленные и одушевленные приносили ему поль­зу, как некую дань, а естества невидимые, имея попечение о человеке, свидетельствовали сим свою любовь к Творцу» (на кн. Быт. вопр. 20, в «Христ. чт.», 1843, III, 348).

5. «Последняя цель человека, — говорит преосвященный Феофан, — в Боге, в общении или живом союзе с Богом. Со­зданный по образу и подобию Божию, человек по самой при­роде своей есть некоторым образом Божеского рода. Будучи же рода Божия, он не может не искать общения с Богом, не только как с своим началом и первообразом, но и как с вер­ховным благом. Поэтому-то сердце наше и бывает довольно только тогда, когда обладает Богом и бывает обладаемо от Бо­га. Ничто, кроме Бога, не успокаивает его. Соломон много знал, многим обладал и многим наслаждался; но все это, на­конец, должен был признать суетой и крушением духа. Один покой для человека в Боге. Что ми есть на небеси и от Тебе что восхотел на земли; исчезе сердце мое и плоть моя, Бо­же сердца моего, часть моя, Боже, вовек. «В Боге жизнь,— учит Василий Великий,— отчуждение и удаление от Бога есть зло несноснейшее даже будущих гееннских муче­ний,— зло самое тяжкое для человека, как для глаза лише­ние света и для животного отнятие жизни» («Хр. чт», 1824 г., ч. XIII. Бог не есть виновник зла). И еще: «Что было для ду­ши преимущественным благом? Пребывание с Богом и едине­ние с ним посредством любви. Отпав от него, она стала стра­дать» (Тв. св. от. Вас. Вел., т. 4, стр. 154).

Но не в этом одном устремлении всех желаний к Богу на­ше благо. Жажда без утоления, алчба без насыщения, по­требность без удовлетворения есть скорбь, болезнь, мучение. Ища Бога, мы хотим обрести его, хотим обладать им и быть обладаемыми от него, приискренно приобщиться его, быть в нем и его иметь в себе (Макария Великого послание... в на­чале. - Москва, 1852. Стр. 429). В этом-то живом, внутрен­нем, непосредственном общении Бога с человеком и человека с Богом и есть его последняя цель.

Таким это общение изображается в слове Божием. Так, сам Бог об одних говорит: не имать дух мой пребывати в человецех сих, зане плоть суть (Быт. VI. 3), а другим обещает: вселюся в них и похожду (1 Кор. VI, 16). «Внимай,— говорит на сие место св. Златоуст,— кто обитает в тебе? Ты Бога но­сишь в себе». Спаситель обещает внутреннейшее, некое все­ление Бога в сердце человеческое когда, говорит: к нему приидем и обитель у него сотворим (Ин. XIV, 23). Св. Иоанн Богослов учит, что, когда кто пребывает в любви, то не только он пребывает в Боге, но и Бог в нем пребывает (1 Ин. IV, 16). У св. отцов живое общение с Богом возводится до обожения человека. Так св. Григорий Богослов изображаем человека «живым существом, чрез стремление к Богу достига­ющим обожения».

Феодор, епископ едесский, так учит о цели человека: «Цель жизни нашей есть блаженство, или, что все равно, цар­ство небесное или царство Божие, которое состоит не только в том, чтобы зреть царственную, так сказать, Троицу, но и в том, чтобы получать божественное влияние и как бы прини­мать обожение, и в сем влиянии находит исполнение и совер­шение всех недостатков и несовершенств. В сем-то состоит пища умных сил, т.е. в исполнении недостатков посредством Божественного оного влияния». У св. Макария почти в каж­дой беседе можно находить напоминание о живом общении души с Богом. Так в 46 беседе он учит, что «Бог сотворил ду­шу человека такой, чтобы быть 'ей невестой и сообщницей его, и чтобы ему быть с нею единым растворением и единым 5 духом». Посему, «если душа прилепляется Господу, то и Гос­подь, милосердием и любовью подвигнутый, к ней приходит и ей прилепляется, и тако един дух, и едино растворение, и един разум бывает душа и Господь». «Для человека нуж­но,— говорит он в другом месте,— чтобы не только сам он был в Боге, но и Бог был в нем».

Не подумал бы кто, однако ж, что живой союз с Богом есть исчезновение души в Боге с насилием ее самостоятельно­сти и свободы. Нет, хотя душа, действительно, стоит при сем под Божественным влиянием, прикасается некоторым образом Богу и проникается его силой, однако ж, не перестает быть душой, существом разумно-свободным, подобно тому, как раскаленное железо или уголь, проникаясь огнем, не переста­ют быть железом и углем. Она приобретает только чрез это общение полнейшую и скорейшую силу действовать по воле Божией свободно, но и беспрекословно.

С другой стороны, и то неверно, если бы кто стал думать, что когда Богообщение оставится последней целью человека, то человек сподобится его после, в конце, например, всех тру­дов своих. Нет, оно должно быть всегдашним, непрерывным состоянием человека, так что, коль скоро нет общения с Бо­гом, коль скоро оно не ощущается, человек должен сознаться, что стоит вне своей цели и своего назначения. Состояние, в котором человек сознает, что Бог истинный есть его Бог, и сам он есть Божий, т.е. говорит в сердце своем Богу: Господь мой и Бог мой (Ин. XX, 28), как апостол Фома, и к себе самому: Божий есмь, Божий есмь (Исх. XLIV, 5), такое состо­яние есть единое истинное состояние человека, есть единый решительный признак присутствия в нем начала истинно нравственной и духовной жизни.

Итак, далеки от истины те, кои поставляют последней целью человека самого же человека, какими бы пышными на­званиями они ни украшали ее, развитием, напр., духовных сил или стремлением к усовершенствованию. При такой цели люди разъединяются заботой только о себе и привыкают все обращать в средство, не исключая даже и Самого Бога, тоща как, на самом деле, человек, как и все сотворенное, есть сред­ство в деснице Божией для целей Его Божественного промыс­ла.

Несправедливо последней целью человека поставлять и од­но благо ближних, т.е. людей, даже и в том смысле, что вся забота его должна быть обращена на благосостояние обще­ства. Содействовать общему благу есть беспрекословно долг человека, но не первый и не исключительный. Если поставить это первым долгом, то всякий человек мысль и сердце обратит на других, а не к Богу, и, следовательно, все в совокупности оставят общество людей, сомкнутых в себе, но душой отторг­нутых от Бога. Это будет тело без главы. Напротив, при Боообщении, все люди, сходясь в сей единой цели, не мысленно только, но самым делом соединяются, и все, единым духом и единой силой преисполняясь, составляют единое, живое и тройное тело. Под этим только условием и может созидаться и истинный и надежный союз между людьми.
Оптина пустынь
Добрый день! В 80-е годы прошлого века мне попала в руки небольшая книжечка с описанием жизни

Оптина пустынь
В Священном Писании сказано: Чадо, аще приступаеши работати Господеви Богу, уготови душу твою во

Оптина пустынь
Говорят, что совесть есть соперник, потому что она противится человеку, когда он желает сотворить

Оптина пустынь
1. Кто потеряет золото или серебро, то он вместо него может найти другое; если же потеряет время,

Оптина пустынь
Преподобная Евфросиния, игумения Полоцкая, в миру Предслава, дочь князя Георгия Всеславича. С

Оптина пустынь
1. Кто преодолел гнев, тот преодолел демонов, а кто побеждается сею страстью, тот вовсе чужд

Оптина пустынь
Дойдя до одного селения, в знойный полдень путники остановились в доме женщины Трояны. Воины пошли


<
Lillyallods
14-04-2019 23:51
Информация к комментарию
Огорчение твое о том, что не мог горячо, усердно помолиться, неправильно... Смиренный может ли когда подумать, что он хорошо молится? Он всегда видит свою худость и не мечтает о высоте молитвы, а вопиет, как мытарь, а Бог приемлет молитвы смиренных и дает им цену, а не сами мы.

<
Den_Ko
14-04-2019 23:56
Информация к комментарию
Не в том только состоит дело спасения, что сходить в церковь да сесть за пяльцы, а надобно смотреть за сердцем своим и истреблять страсти: гордость, самолюбие, тщеславие, гнев, ярость, злобу, обжорство, похоть плоти и прочее; в том-то и состоит наша духовная брань — противиться страстям, истреблять их помощию Божиею.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

 

 

 

© 2005-2018   Оптина пустынь - живая летопись